Вторник, 22.09.2020, 08:47
КОРРУПЦИЯ, ЧУВАШИЯ. ЗА ЗАКОННОСТЬ И ПОРЯДОК
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Block title
Наш опрос
Кто он, Глава Чувашии Игнатьев?
Всего ответов: 50
Мир и Политика
Нет коррупции!
Из дневника
[28.12.2019]
Профессионально некомпетентный глава (0)
[14.03.2019]
Коррупция как система: кто набивает карманы и как это остановить (0)
[27.11.2018]
За ваши и наши налоги. Кто кому должен в отношениях российского общества и государства (0)
[29.08.2017]
Почему российские судьи не выносят оправдательных приговоров (0)
[17.08.2017]
Страшные люди, которые нами правят (0)
[13.02.2017]
Как устроена экономика тюремной системы России (0)
[07.12.2016]
Срок за блог. Как защитить право говорить то, что думаешь (0)
[05.12.2016]
Карточный домик. Что архитектура говорит о власти (0)
The moscow-post
Известия
besttoday
besttoday информер
 
Главная » 2013 » Июнь » 19 » 1-8.Экстремист-то кто? Судебный очерк
20:52
1-8.Экстремист-то кто? Судебный очерк

Приложение №1 к судебному очерку «1.Экстремист-то кто?»:

 

 

Председателю Следственного Комитета

Российской Федерации
А. И. Бастрыкину

(д. 2, Технический переулок, г. Москва,

Росийская Федерация 105005)

Иванова Ильи Арсентьевича,

(….)

 

 

З А Я В Л Е Н И Е

о преступлении, предусмотренного ч.1 ст. 286 УК РФ, совершенное  помощником прокурора Моргаушского района Чувашской Республики   Черновым А.В.  при осуществлении правосудия по обвинению Иванова Ильи Арсентьевича в совершении  преступления, предусмотренного ч.1 ст. 282 УК РФ

 

24 мая 2013 года состоялись предварительные слушания по рассмотрению уголовного дела в обвинении гражданина Иванова Ильи Аркадьевича в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 282 УК РФ. На судебном заседании мною и моим защитником адвокатом Столбовым Н.А. неоднократно заявлялось ходатайство о ведении судебного процесса на чувашском языке, который является для меня родным, а также чувашский язык является одним из государственных языков в Чувашской Республике

Имеется достаточно большое количество постановлений Конституционного Суда Российской Федерации и постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации, где обсуждаются и принимаются правоустанавливающие решения о пользовании родным языком при осуществлении своих прав по защите свободы при предъявлении какого-либо обвинения, а также соблюдение прав участников уголовного судопроизводства государственным обвинителем.

Например,  ПОСТАНОВЛЕНИЕот 31 октября 1995 г. №8 «О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ КОНСТИТУЦИИ   РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВОСУДИЯ» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 5, от 16.04.2013 N 9).

Закрепленное в Конституции Российской Федерации положение о ее высшей юридической силе означает, что все конституционные нормы имеют верховенство над законами и иными нормативными правовыми актами (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.04.2013 N 9).

В целях единообразного применения судами конституционных норм при осуществлении правосудия Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать следующие разъяснения:

1. В соответствии со ст. 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием   (здесь и далее выделено мною)  Учитывая это конституционное положение, а также положение ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому право на судебную защиту его прав и свобод, суды обязаны обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина путем своевременного и правильного рассмотрения дел.

2. Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия.

Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности:

а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

В ч. 2 ст. 26 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на пользование родным языком. В силу указанной конституционной нормы, а также в соответствии с положениями ч. 2 ст. 9 ГПК РФ, ч. 2 ст. 18 УПК РФ, ч. 2 ст. 24.2 КоАП РФ суд обязан разъяснить и обеспечить участвующим в деле лицам право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, подавать жалобы и выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также пользоваться услугами переводчика (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.04.2013 N 9).

В соответствии с ч. 3 ст. 37 УПК РФ: «В ходе судебного производства по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность».

В силу ч. 3 ст. 88 УПК РФ: «Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать  доказательство  недопустимым по ходатайству  подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе».

С учетом требований ч. 3 ст. 119 УПК РФ: «Правом заявить ходатайство в ходе судебного разбирательства обладает также государственный обвинитель».

Согласно Приказа Генерального прокурора РФ Чайки Ю.Я.  № 136 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия: «1.9. Осуществляя надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия, добиваться соблюдения требований ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением установленного законом порядка. 1.12. При утверждении обвинительного заключения изучать соответствие выводов следователя установленным в ходе расследования обстоятельствам дела, правильность квалификации содеянного, соблюдение уголовно-процессуальных норм при производстве следственных действий, соответствие имеющихся в деле процессуальных документов требованиям УПК РФ. При выявлении в уголовном деле доказательств, полученных с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, в соответствии с ч. 3 ст. 88 УПК РФ выносить мотивированное постановление о признании  таких доказательств недопустимыми и об исключении их из обвинительного заключения».

Как следует из постановления Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004г. № 13-П, прокурор, поддерживая обвинение от имени государства по уголовному делу, должен подчиняться предусмотренному УПК РФ порядку уголовного судопроизводства ч.2 ст. 1, следуя назначению и принципам уголовного судопроизводства, закрепленным кодексом. Он обязан всеми имеющимися в его распоряжении средствами обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина (ст.11), исходить в своей профессиональной деятельности из презумпции невиновности (ст. 14), обеспечивать обвиняемому право на защиту (ст. 16), в силу которых обвинение может быть признано обоснованным только при условии, что все противостоящие ему обстоятельства дела объективно исследованы и опровергнуты стороной обвинения.

Согласно ст. 40.4 Федерального закона от 17 января 1992г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (Присяга прокурора): «Посвящая себя служению Закону, торжественно клянусь, свято соблюдать Конституцию Российской Федерации, законы и международные обязательства Российской Федерации, не допуская малейшего от них отступления; непримиримо бороться с любыми нарушениями закона, кто бы их ни совершил, добиваться высокой эффективности прокурорского надзора и предварительного следствия; активно защищать интересы личности, общества и государства; чутко и внимательно относиться к предложениям, заявлениям и жалобам граждан, соблюдать объективность и справедливость при решении судеб людей».

В соответствии с Кодексом этики прокурорского работника (приказ Генерального прокурора РФ от 17.03.2010 г. № 144): «Прокурорский работник в служебной и во внеслужебной деятельности обязан 1.1. Неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации, Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», федеральные конституционные законы и федеральные законы, а также иные нормативные правовые акты, нормы международного права и международных договоров Российской Федерации, руководствоваться правилами поведения, установленными настоящим Кодексом, Присягой прокурора (следователя), и общепринятыми нормами морали и нравственности, основанными на принципах законности, справедливости, независимости, объективности, честности и гуманизма. 2.1.2. Непримиримо борется с любыми нарушениями закона, кем бы они ни совершались, своевременно принимает эффективные меры к защите охраняемых законом прав и свобод человека и гражданина, а также интересов общества и государства, добивается устранения нарушений закона и восстановления нарушенных прав».

В соответствии со ст. 21 ч. 1  Федерального Закона «О прокуратуре РФ»: «Предметом надзора являются соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации, федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций».

Часть 2 ст. 50 Конституции РФ, при осуществлении правосудия, не допускает использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Прокуратура Российской Федерации определила участие прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами как одно из приоритетных направлений в деятельности органов прокуратуры, прокурор в уголовном процессе является гарантом соблюдения прав и законных интересов лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства. По смыслу приведенных правовых норм, в случае выявления доказательств, полученных с нарушением закона, прокурор (государственный обвинитель) не вправе, а обязан признать данное доказательство недопустимым либо ходатайствовать об этом перед судом. А если стороной защиты заявлено мотивированное и обоснованное ходатайство об исключении доказательств, то у прокурора не имеется законных оснований возражать против такого ходатайства.
При этом у прокурора имеется конституционная обязанность  по исключению недопустимых доказательств.

При производстве предварительных судебных слушаний 24 мая 2013 года по обвинению Иванова И.А. в совершении преступления по ч. 1 ст. 282 УК РФ в Моргаушском районном суде Чувашской Республики, государственный обвинитель – помощник прокурора Моргаушского района Чувашской республики Чернов А.В. на заявленные мною ходатайства о применении Конституции Российской Федерации, в части ведения процесса на родном мне языке – чувашском, владея которым я себя комфортно чувствую, и поводом к возбуждению данного уголовного дела явилось якобы мое мнение о защите чувашского языка в статье газеты «Взятка»: «Покажи мне свой язык и я скажу – кто ты», грубо нарушил установленные Законы Российской Федерации по защите прав граждан Российской Федерации от произвола должностных лиц. Данные законы Российской Федерации перечислены мною выше. Нарушение моих прав со стороны государственного обвинителя – помощника прокурора Моргаушского района Чувашской Республики Чернова А.В. заключаются в следующем:

1). Мною на судебном заседании 24 .05.2013 года заявлено ходатайство о проведении судебного разбирательства на чувашском языке. Данное ходатайство поддержано моим защитником – адвокатом Столбовым Н.А. Но «суд, с учетом мнения государственного обвинителя (здесь и далее выделено мною), полагавшего, что ходатайство  не подлежит удовлетворению, также считает, что ходатайство не обоснованным и не подлежащим удовлетворению …»

2). Мною на судебном заседании 24.05.2013 г. заявлено ходатайство о предоставлении материалов уголовного дела на родном мне чувашском языке. Защитник Столбов Н.А. данное ходатайство подержал. Но «суд, с учетом мнения государственного обвинителя, полагавшего, что ходатайство  не подлежит удовлетворению, также считает, что ходатайство не обоснованным и не подлежащим удовлетворению …»

3). Мною на судебном заседании 24.05.2013 г. заявлено ходатайство  о приостановлении  уголовного дела и направления его в Конституционный суд Российской Федерации для решения вопроса: является ли нарушением прав, либо злоупотреблением права его требование о рассмотрении уголовного дела на чувашском языке. Но «суд, с учетом мнения государственного обвинителя, полагавшего, что ходатайство  не подлежит удовлетворению, также считает, что ходатайство не обоснованным и не подлежащим удовлетворению …»

4). Мною на судебном заседании 24.05.2013 г. заявлено ходатайство об отводе составу суда, а именно: судье Трихалкину С.В. и государственному обвинителю – помощнику прокурора Моргаушского района Чувашской Республики Чернову А.В. Но «суд, с учетом мнения государственного обвинителя, полагавшего, что ходатайство  не подлежит удовлетворению, также считает, что ходатайство не обоснованным и не подлежащим удовлетворению …»

5).Защитником Столбовым Н.А.  на судебном заседании 24.05.2013 г. заявлено ходатайство о направлении данного уголовного дела по подсудности в Московский районный суд г. Чебоксары в связи с тем, что преступление, в котором  обвиняют Иванова И.А., совершено на данной территории, где он проживает,  кроме того, газета издается не на территории Моргаушского района, а в Нижегородской области РФ. Но «суд, с учетом мнения государственного обвинителя, полагавшего, что ходатайство  не подлежит удовлетворению, также считает, что ходатайство не обоснованным и не подлежащим удовлетворению …»

Все данные действия суда по отказу в удовлетворении заявленных мною и моим защитником ходатайств отклонены со ссылкой на МНЕНИЕ государственного обвинителя. Но государственный обвинитель при выражении своего мнения обязан подкрепить свои выводы ссылками на законы, на основе которых он приходит к такому мнению. В принятых судебных актах данных действий государственный обвинитель не совершил, свое мнение соответствующими законами не подкрепил. Выражение мнения государственного обвинителя повлияло на судебный акт, определение Моргаушского суда, которым были ущемлены мои права, закрепленные в Конституции РФ, УПК РФ, Европейской Конвенции о Защите Прав Человека. Сложившаяся обвинительная позиция  объясняется ложно понятыми интересами состязательности сторон в суде: если защита что-то просит, то обвинение должно обязательно возражать. Но прокурор, свою процессуальную позицию должен строить строго в соответствии с предписаниями закона, он не вправе согласно ч. 3 ст. 37 УПК РФ поддерживать незаконное или необоснованное обвинение. Одним из принципов уголовного судопроизводства является установленный ст.7 УПК РФ принцип законности, согласно которому, в частности, «определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными» (ч. 4 ст.7 УПК РФ).

Конституционно-правовой смысл положений ст. ст.7 (ч.4), 123, 124, 125, 388, 408 (ч.3) УПК РФ, устанавливающих требования к форме и содержанию ответов должностных лиц и судов по обращениям граждан, раскрыт Конституционным Судом в Определении от 25.01.05 г. № 42-О (далее — Определение № 42).
Из Определения Конституционного Суда № 42 видно: 
Положения ст. ст. 33, 46 (ч.1-2), 45 (ч.2), 21 (ч.1) Конституции, положения ст. ст. 123, 124, 125, 388, 408 (ч.3) в единстве с ч.4 ст. 7 УПК РФ, в их конституционно-правовом толковании Конституционным Судом, гарантируют гражданину не только право подать обращение, но и право получить на обращение адекватный ответ, гарантируют право получить на обращение законное, обоснованное и мотивированное процессуальное решение должностного лица, суда.

Если ответ суда, должностного лица неадекватен — то есть если по обращению не принято процессуальное решение или принято незаконное, необоснованное или немотивированное процессуальное решение, — то нарушаются конституционные права гражданина, установленные ст. ст. 33, 46 (ч.1-2), 45 (ч.2), 21 (ч.1) Конституции (п.2 абз.5 Определения № 42).

В частности, нарушается конституционное право на судебную защиту, установленное ст. 46 (ч.1) Конституции. То есть право получить законное, обоснованное и мотивированное процессуальное решение суда – это обязательный элемент права на судебную защиту, установленного ст. 46 Конституции.

Иное конституционно-правовое толкование Конституционным Судом указанных положений УПК РФ превращало бы в насмешку конституционные права граждан, установленные ст. ст. 33, 46 (ч.1-2), 45 (ч.2), 21 (ч.1) Конституции, и конституционные обязанности должностных лиц, судов, установленные ст. 2 Конституции  («Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства»).

Ибо позволяло бы должностным лицам, судам, не удовлетворяя законные требования обращений граждан, давать неадекватные, абсурдные, унижающее достоинство личности ответы.

Вышеуказанные положения УПК РФ, в их конституционно-правовом толковании Конституционным Судом, устанавливают требования к форме и содержанию ответа, устанавливают следующие критерии адекватности, законности ответа, обязательные признаки законного, обоснованного и мотивированного решения должностного лица, суда.

1)Гражданин имеет «право получить на …обращение адекватный ответ. Применительно к уголовному судопроизводству это означает необходимость принятия по обращению предусмотренного законом процессуального решения, которое в силу части четвертой статьи 7 УПК РФ должно быть законным, обоснованным и мотивированным» (п. 2 абз. 5 Определения № 42).

Согласно ст. 5 (пункт 23, 25) УПК РФ, по обращениям граждан предусмотрено принятие должностными лицами, судами процессуальных решений именуемых либо постановление, либо 

определение; эти процессуальные решения являются резолютивной частью процессуальных документов именуемых соответственно «Постановление» или «Определение».

Следовательно, гражданин имеет право получить на обращение ответ в документальной форме процессуального документа «Постановления» (или «Определения»), процессуальное решение в резолютивной части которого в силу ч. 4 ст. 7 УПК РФ должны быть законным, обоснованным и мотивированным. Это требование к форме решения, к форме документа, в котором принимается решение, устанавливает: первый критерий адекватности, законности ответа; обязательный признак законного решения
 Конституционный Суд указал: «…прокурор, а также следователь, дознаватель… должны подчиняться предусмотренному УПК РФ порядку уголовного судопроизводства (ч.2 ст.1),… они обязаны … принимать решения в соответствии с требованиями законности, обоснованности и мотивированности  (ст. 7). … Каких-либо положений, допускающих освобождение прокурора, следователя, дознавателя от выполнения этих обязанностей, УПК РФ … не содержит» (п.3 абз.3 Постановления от 29.06.04 г. № 13-П).
Иное конституционно-правовое толкование требований вышеуказанных статей УПК РФ к форме решений, к форме документа, в котором принимается решение, позволяло бы должностным лицам и судам принимать решения в документальной форме «письма», и, как следствие, позволяло бы игнорировать требования ч.4 ст.7 УПК РФ о законности, обоснованности и мотивированности решений. То есть позволяло бы принимать по законным требованиям обращений граждан отказные решения без их обоснования или с абсурдным «обоснованием», и, как следствие, конституционные права граждан, установленные ст. ст. 33, 46 (ч.1-2), 45 (ч.2), 21 (ч.1) Конституции, и конституционные обязанности должностных лиц и судов, установленные ст. 2 Конституции, превращались бы в насмешку. (Часто используется следующая уловка. Поскольку документ «письмо», в отличие от процессуального документа «Постановления», может не содержать и, как правило, не содержит обоснования решения, то должностное лицо, не желая удовлетворять законные требования обращения гражданина, не принимает процессуальное решение в форме резолютивной части процессуального документа «Постановления», а принимает отказное решение в документальной форме «письма», и как следствие, решение не обосновывается.).

Примечание. Нельзя смешивать несовместимые, несравнимые понятия обозначаемые одним и тем же словом «постановление»: «Постановление» — процессуальный документ; «постановление» — процессуальное решение, которое содержится в резолютивной части процессуального документа «Постановления». Эти понятия находятся в отношении целое и часть. Недобросовестные должностные лица стараются смешать, отождествить эти понятия.

2) Вышеуказанные положения Конституции, УПК РФ требуют от должностных лиц, судов «обязательность фактического и правового обоснования принимаемых ими решений» (п.2 абз.2 Определения № 42).Отказные процессуальные документы «Постановления», «Определения» должны содержать «фактические и правовые мотивы (основания) отказа в удовлетворении заявленных требований» (п.2 абз.3 Определения № 42); «мотивировка (обоснование) решения … во всяком случае должна основываться … на нормах материального и процессуального права» (п.2 абз.3 Определения № 42).
То есть отказные процессуальные документы «Постановления», «Определения» должностных лиц, судов по жалобам граждан на ответы нижестоящих должностных лиц, судов должны содержать (1) достоверные законоположения, с указанием на конкретные статьи конкретного закона (правовые основания) и (2) предусмотренные в этих законоположениях обстоятельства, установленные должностным лицом, судом как факты (фактические основания), из которых с логической необходимостью следует вывод-тезис: обжалуемое решение – это законное, обоснованное и мотивированное решение. Это требование к содержанию отказных процессуальных документов «Постановлений», «Определений» устанавливает: второй критерий адекватности, законности ответа; обязательный признак законного и обоснованного отказного решения.

Иное конституционно-правовое толкование требований вышеуказанных статей Конституции, УПК РФ к содержанию «Постановлений», «Определений» позволяло бы должностным лицам и судам на законные требования обращений граждан составлять отказные процессуальные документы «Постановления», «Определения» без мотивировочной (обосновательной) части или с абсурдным содержанием мотивировочной части; то есть позволяло бы должностным лицам и судам принимать незаконные, необоснованные отказные решения, и как следствие, конституционные права граждан, установленные ст. ст. 33, 46 (ч.1-2), 45 (ч.2), 21 (ч.1) Конституции, и конституционные обязанности должностных лиц, судов, установленные ст.2 Конституции, превращались бы в насмешку.

Замечание. Очевидно, что в Определении № 42 термины «основания», «обоснование», «обоснованный довод», «обоснованное решение» соответствуют понятиям в «Теории доказательства и опровержения». 

3) Согласно ч. 4 ст.7 УПК РФ, процессуальные решения должностных лиц, судов по обращениям граждан «должны быть законными, обоснованными и мотивированными». Очевидно, что в ч.4 ст.7 УПК РФ понятие «обоснованное решение» и понятие «мотивированное решение» – это несовместимые понятия. В УПК РФ нет определений (ни в каком виде) понятий «обоснованное решение», «мотивированное решение»; не указаны признаки обоснованного решения, мотивированного решения. Это дает возможность недобросовестным должностным лицам и судьям решение, «обоснование» которого явно абсурдно, обозвать законным, обоснованным решением. Однако в Определении № 42 Конституционный Суд указал признаки обоснованного решения в смысле ч.4 ст.7 УПК РФ (см. выше подпункт 2), которые соответствуют понятию «обоснованное решение» в «Теории доказательства (обоснования) и опровержения». И, самое главное, он указал признак мотивированного отказного решения в смысле ч. 4 ст.7 УПК РФ: «… решения могут быть вынесены только после … опровержения доводов, выдвигаемых … в жалобах …» (п.2 абз.3 Определения № 42).

В отказном процессуальном документе «Постановлении» («Определении») должны быть указаны «… конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания (мотивы), по которым … (все) доводы отвергаются …» (п.1 абз.1 резолютивной части Определения № 42) —это требование к содержанию процессуальных документов «Постановлений», «Определений» устанавливает: третий критерий адекватности, законности ответа:обязательный признак мотивированного отказного решения в смысле ч.4 ст.7 УПК РФ. 

Из контекста Определения № 42 видно, что требование опровергнуть в отказном ответе все доводы означает опровергнуть в отдельности каждый довод. Такое понимание соответствует «Теории доказательства и опровержения», согласно которой достоверный вывод «все доводы жалобы необоснованны (несостоятельны)» может быть получен только в результате полного индуктивного умозаключения, то есть путем опровержения в отдельности каждого довода-вывода жалобы.

Просмотров: 950 Добавил: Антикоррупционер | Теги: коррупция, эдуард мочалов, моргауши, чувашия, Илья Иванов, экстремизм, Взятка, экстремистский материал, Суд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright Kozhevnikov © 2020
Вход
Гость

Сообщения:

Группа:
Гости
Время:08:47

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Календарь
«  Июнь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Мы в контакте
Радио СВОБОДА
Yandex новости
Тэги
Качество
раскрутка сайта в поисковиках, раскрутка сайта стоимость счётчик тиц и pr
Статистика
Анализ сайта онлайн
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Используются технологии uCoz