Вторник, 17.10.2017, 18:11
КОРРУПЦИЯ, ЧУВАШИЯ. ЗА ЗАКОННОСТЬ И ПОРЯДОК
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Block title
Наш опрос
Вам приходилось давать взятки?
Всего ответов: 144
Мир и Политика
Нет коррупции!
Из дневника
[29.08.2017]
Почему российские судьи не выносят оправдательных приговоров (0)
[17.08.2017]
Страшные люди, которые нами правят (0)
[13.02.2017]
Как устроена экономика тюремной системы России (0)
[07.12.2016]
Срок за блог. Как защитить право говорить то, что думаешь (0)
[05.12.2016]
Карточный домик. Что архитектура говорит о власти (0)
[05.12.2016]
Как шьют уголовное дело. Инструкция, для всех, кто думает, что их это не коснется (0)
[01.11.2016]
«Залеты» Чайки и Ко (0)
[09.06.2016]
Юристы – особенные люди. Как профессия влияет на речь письменную и устную? (0)
The moscow-post
Известия
besttoday
besttoday информер
 
Главная » 2013 » Июнь » 19 » 1-9.Экстремист-то кто? Судебный очерк
20:54
1-9.Экстремист-то кто? Судебный очерк

Итак, отказное решение является мотивированным в смысле ч.4 ст.7 УПК РФ, если отказной процессуальный документ «Постановление» («Определение») содержит опровержение в отдельности каждого довода обращения. 

«..не опровергнутые же доводы … могут толковаться только в пользу (лица, подавшего жалобу) ….» (п.2 абз.3 Определения № 42) – это означает, что если довод-вывод не опровергнут, то довод-вывод обращения должен считаться обоснованным (истинным). 

Конституционный Суд в Определении № 42 указал на конституционное право граждан спорить с должностными лицами, судами. Иное конституционно-правовое толкование Конституционным Судом требований вышеуказанных положений УПК РФ к содержанию отказных «Постановлений», «Определений» превращало бы конституционное право граждан спорить с должностным лицами, судами в насмешку: приводить в обращениях доводы, опровергающие выводы-суждения должностных лиц, судов, то есть спорить с ними, было бы бессмысленно, ибо доводы отвергались бы без опровержения.

В Определении № 42 Конституционный Суд указал на конституционное право граждан спорить с должностными лицами, судами, а также указал: «… решения могут быть вынесены только после …опровержения доводов, выдвигаемых … в жалобах …», «…не опровергнутые же доводы … могут толковаться только в пользу (лица, подавшего жалобу)… Отказ от … оценки обоснованности доводов … в жалобах … на решения судов (должностных лиц)… создает преимущества для стороны (решение, которой оспаривается) …» (см. выше п.2 абз.3 Определение № 42). 

«… отказ от … оценки обоснованности доводов … в жалобах … на судебные решения (решения должностных лиц) … создает преимущество для стороны (решение, которой обжалуется)… Это не согласуется с конституционными принципами состязательного правосудия, включая строгое разграничение функций … (сторон) и суда, обеспечивающее … беспристрастное рассмотрение и разрешение дела» (п.3 абз.2 Определения КС РФ от 08.07.04 г. № 237). 

Из вышеизложенного следует, что бездействие суда, должностного лица по исполнению требования ст. ст. 123, 124, 125, 388, 408 (ч.3), 7 (ч.4) УПК РФ, в их конституционно-правовом толковании Конституционным Судом в Определении № 42, а именно, отказ суда, должностного лица от оценки, от опровержения в процессуальном документе доводов жалобы гражданина, то есть бездействие, которое «создает преимущество для стороны», ответ которой оспаривается, — это признак пристрастности суда, должностного лица в споре. 

В деле ДЖУЗЕППЕ МОСТАЧЧУОЛО (MOSTACCIUOLO) ПРОТИВ ИТАЛИИ (N 2)» (Жалоба N 65102/01) Европейский суд напомнил, что обязанность устранять любое предполагаемое нарушение Конвенции лежит в первую очередь на национальных властях. В связи с этим вопрос о том, вправе ли заявитель утверждать, что явился жертвой предполагаемого нарушения Конвенции, допустим на любой стадии судебного разбирательства в соответствии с Конвенцией (см. Постановление Европейского суда по делу «Бурдов против России» (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, § 30, ECHR 2002-III).

Заявитель   рассчитывает,  что  суд  второй  инстанции  устранит  указанные нарушения Конвенции и  докажет  не  тотальную коррумпированность  судов  РФ.

Европейский  Суд установил, что требование «беспристрастности» имеет два аспекта. Во-первых, судья должен быть субъективно свободен от личных предубеждений или пристрастий. Во-вторых, он должен быть объективно беспристрастен, т.е. гарантированно исключать какие-либо обоснованные сомнения в этом отношении.

Европейский Суд также указал, что для веры в независимость и беспристрастность суда важны их внешние признаки, поскольку под вопросом находятся уважение и авторитет, которые суды в демократическом обществе должны внушать общественности. Для этого следует учитывать также и вопросы их внутренней организации. Решающим является вопрос: могут ли опасения заявителя считаться объективно обоснованными.

По делу Демиколи против Мальты в отношении соблюдения при рассмотрении дела заявителя требований п. 1 ст. 6 Конвенции Европейский Суд по правам человека, установив, что Палата представителей исполнила судебную функцию при определении вины г-на Демиколи в деле по вменяемому правонарушению, пришел к выводу, что участие в разбирательстве двух членов парламента, чье поведение было подвергнуто критике в инкриминируемой статье, было достаточно для того, чтобы беспристрастность органа, выносящего решение, была поставлена под сомнение. По этим основаниям Суд пришел к выводу, что нарушение права заявителя на справедливое судебное разбирательство имело место (Demicoli v. Malta, Series A, N 210, 1991; 14 E.H.R.R. 47). Европейский суд по правам человека при рассмотрении конкретных дел указывает, что права человека и гражданина могут быть реально защищены только при объективности суда.

Так, в судебном решении от 25 февраля 1997 г. по делу «Финдли против Соединенного Королевства» Суд постановил, для решения вопроса, можно ли считать суд «независимым», следует обратить внимание на способ назначения его членов, сроки пребывания в должности, существование гарантий от внешнего давления и т.д.

В соответствии с  ПОСТАНОВЛЕНИЕМот 31 октября 1995 г. №8  «О НЕКОТОРЫХ  ВОПРОСАХ  ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ КОНСТИТУЦИИ  РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ  ПРИ  ОСУЩЕСТВЛЕНИИ  ПРАВОСУДИЯ» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 5, от 16.04.2013 N 9),

«Закрепленное в Конституции Российской Федерации положение о ее высшей юридической силе означает, что все конституционные нормы имеют верховенство над законами и иными нормативными правовыми актами (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.04.2013 N 9).

В целях единообразного применения судами конституционных норм при осуществлении правосудия Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать следующие разъяснения:

1.В соответствии со ст. 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (здесь и далее выделено мною).

Учитывая это конституционное положение, а также положение ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому право на судебную защиту его прав и свобод, суды обязаны обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина путем своевременного и правильного рассмотрения дел.

2. Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия.

Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности:

а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

В ч. 2 ст. 26 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на пользование родным языком. В силу указанной конституционной нормы, а также в соответствии с положениями ч. 2 ст. 9 ГПК РФ, ч. 2 ст. 18 УПК РФ, ч. 2 ст. 24.2 КоАП РФ суд обязан разъяснить и обеспечить участвующим в деле лицам право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, подавать жалобы и выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также пользоваться услугами переводчика (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.04.2013 N 9).

Данные нормы пользования родным для меня языком дают мне право требовать ведения уголовного дела, возбужденного в отношении меня следственными органами СУ СК РФ по Чувашской Республике на родном мне чувашском языке, а также вести судебное следствие на чувашском языке. Все препятствия, которые создают следователи, прокуроры и судьи в осуществлении моего права на владение родным мне чувашским языком умаляют мои права и унижают мое человеческое достоинство, гарантированное Конституцией Российской Федерации. Ответственность должностных лиц за нарушение  требований УПК РФ, Конституции РФ в части соблюдения моих прав на владение родным чувашским языком подлежат ответственности как преступления против правосудия, в соответствии с УК РФ.

Преступления против правосудия, как правило, посягают на совокупность общественных отношений, обеспечивающих регламентированную законодательством деятельность суда по реализации его задач, а также нормальные функционирования государственных органов и граждан, призванных надлежащим образом оказывать содействие в отправлении правосудия в стране. Исходя из общепринятых норм международного права принцип правосудия нашел свое закрепление во Всеобщей декларации прав человека, одобренной Генеральной Ассамблеей ООН от 10 декабря 1948 г., Конвенции о защите прав человека и основных свобод, одобренной 4 ноября 1950 г. в Риме и вступивший в силу 5 мая 1998 г., Основных принципах независимости судей, одобренных резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 13 декабря 1985 г., в Федеральных конституционных законах - Конституции РФ, "О конституционном суде Российской Федерации" от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ (1), "Об арбитражных судах Российской Федерации" от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ (2), "О судебной системе Российской Федерации" от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ (3); в законе РФ "О статусе судей в Российской Федерации" от 26 июня 1992 г. N 3132-1 с последующими изменениями и дополнениями (4); в Федеральных законах "О судебных приставах" от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ (5); "О судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации от 8 января 1998 г. N 7-ФЗ (6); "О мировых судьях в Российской Федерации" от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ (7); "О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации" от 2 января 2000 г. N 37-ФЗ (8).

Так, в ст. 120 Конституции РФ закрепляется независимость судебной власти и подчинении судей только Конституции Российской Федерации и Федеральным законам. Федеральный конституционный закон "О судебной системе Российской Федерации" регламентирует положение, согласно которому "судебная власть в Российской Федерации осуществляется только судьями в лице судей и привлекаемых в установленном порядке к осуществлению правосудия присяжных, народных и арбитражных заседателей" (ч. 1 ст. 1), и, что "судейская власть самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной власти" (ч. 2 ст. 1). В ст. 5 указанного закона раскрывается основополагающий принцип судебной власти - "самостоятельность судов и независимость судей". В данной статье устанавливается важное положение, согласно которому "лица, виновные в оказании незаконного воздействия на судей присяжных заседателей, народных и арбитражных заседателей, участвующих в осуществлении правосудия, а также в ином вмешательстве в деятельность суда, несут ответственность, предусмотренную законом".

В ст. 1 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" также содержатся нормы, устанавливающие принадлежность судебной власти только судам в лице судей и привлекаемых к осуществлению правосудия в установленном порядке представителей народа (ч.1), провозглашающие ее самостоятельность и независимость от законодательной и исполнительной властей (ч. 2), независимость и подчинение только Конституции Российской Федерации и Федеральному Закону.

Реализуя в законодательно определенных процессуальных формам свои полномочия, они обеспечивают осуществление деятельности правосудия. Поэтому противоправные посягательства на их нормальную работу также необходимо относить к преступлениям против правосудия.

По законодательному описанию признаков объективной стороны,  преступление против правосудия, вынесение незаконного судебного акта - формальные и они считаются оконченными с момента совершения  вынесения определения суда.

Субъективная сторона преступлений против порядка правосудия характеризуется только умышленной формой вины, причем, как правило, умысел может быть лишь прямым.

В моем  случае субъектами преступлений против правосудия  являются::  государственный обвинитель – помощник прокурора  Моргаушского района Чувашской Республики Чернов А.В.

Преступление против правосудия - это запрещенные уголовным законодательством умышленные общественно-опасные противоправные деяния (действие или бездействие), посягающие на общественное отношение в сфере отправления правосудия, совершаемые должностными лицами, указанных органов и иными лицами, призванными обеспечивать или содействовать реализации задач и целей этой деятельности.

Государственный обвинитель Чернов А.В. своими действиями, выразил свое мнение в нарушение   существующих законов Российской Федерации, ст. 18 УПК РФ, принятой в редакции от 21 мая 2013 года, где говорится, что:

1. Уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. (далее по тексту будет выделено мною) В Верховном Суде Российской Федерации, военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке (в ред. Федерального закона от 29.05.2002 N 58-ФЗ).

2. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном настоящим Кодексом.

3. Если в соответствии с настоящим Кодексом следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.

В соответствии со ст. 68 Конституции, ст. 3 Закона РФ от 25.10.1991 N 1807-1 «О языках народов Российской Федерации»(в ред. от 11.12.2002) государственным языком РФ на всей ее территории является русский язык. Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком РФ. Кроме того, согласно ч. 2 ст. 26 Конституции «каждый имеет право на пользование родным языком…». В данных конституционных нормах закреплены равные языковые права граждан Российской Федерации, лиц без гражданства, а также иностранцев, независимо от местонахождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, места проживания и т.д.

В соответствии с принципом национального языка уголовного судопроизводства судопроизводство и делопроизводство в правоохранительных органах республик в составе РФ ведется на государственных языках этих республик и (или) на языке большинства иноязычного населения, компактно проживающего в какой-либо местности, а также на государственном языке РФ в соответствии с законодательством РФ (ст. 18 Закона РФ «О языках народов Российской Федерации»),   ч. 2 ст. 26 Конституции Российской Федерации, где закреплено право каждого на пользование родным языком. В силу указанной конституционной нормы, а также в соответствии с положениями ч. 2 ст. 9 ГПК РФ, ч. 2 ст. 18 УПК РФ, ч. 2 ст. 24.2 КоАП РФ суд обязан разъяснить и обеспечить участвующим в деле лицам право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, подавать жалобы и выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также пользоваться услугами переводчика (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.04.2013 N 9), статьи 32 УПК РФ о территориальной подсудности уголовных дел, были нарушены мои права на законный состав суда, что в конечном итоге привело бы к отмене приговора в соответствии с ч. 2 п.2 статьи 381 УПК РФ нарушение уголовно – процессуального  закона -Статья 381. Нарушение уголовно-процессуального закона:

1. Основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

2. Основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае являются:

2) постановление приговора незаконным составом суда или вынесение вердикта.

Таким образом, незаконные и необоснованные действия государственного обвинителя Чернова А.В., которые были осуществлены в ходе состоявшегося судебного заседания 24 мая 2013 года по обвинению меня в совершении преступления по части 1 статьи 282 УК РФ,  дают все основания для  признания данного государственного обвинителя  в совершении преступления, ответственность по которой предусмотрена частью 1 статьи 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий». Всеми своими действиями помощник прокурора Моргаушского района Чувашской Республики Чернов А.В. доказал свою некомпетентность, незнание основополагающих законов уголовного судопроизводства, Конституции Российской Федерации, нарушение присяги прокурора.  Данными действиями  государственный обвинитель – помощник прокурора Моргаушского района Чувашской Республики Чернов А.В., совершил действия, в результате которых были нарушены мои права гражданина Российской Федерации, гарантированных Конституцией РФ, УПК РФ, ЕКПЧ, Постановлений Конституционного суда РФ на справедливое. беспристрастное судебное разбирательство независимым судом, созданным на основании Закона.

На основании вышеизложенного, в соответствии с ч. 1 ст. 282 УК РФ,

П Р О Ш У:

 

1).Провести по изложенным обстоятельствам  проверку в отношении  помощника прокурора  Моргаушского района Чувашской Республики  Чернова А.В. в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ, по результатам которой, с учетом положений ст.ст. 447,448 УПК РФ возбудить уголовное дело и привлечь его к уголовной ответственности.

 

Подпись                                                    Иванов И.А.

 

5 июня 2013 года.

 

За подачу ложного сообщения в порядке статьи 306 УК РФ осведомлен.

Подпись:                                                    Иванов И.А.

 

Приложения :

1.   Копия постановления судьи Моргаушского районного суда Чувашской Республики Трихалкина С.В. от 24.05.2013 г. об отказе в удовлетворении ходатайства о проведении судебного разбирательства на чувашском языке.

2.   Копия постановления судьи Моргаушского районного суда Чувашской Республики Трихалкина С.В. от 24.05.2013 г. об отказе в удовлетворении ходатайства о выдаче материалов дела на чувашском языке.

3.   Копия постановления судьи Моргаушского районного суда Чувашской Республики Трихалкина С.В.от24.05.2013 г. об отказе в удовлетворении ходатайства о направлении запроса в Конституционный суд РФ.

4.   Копия постановления судьи Моргаушского районного суда Чувашской Республики Трихалкина С.В.от 24.05.2013 г. об отказе в удовлетворении ходатайства о передаче дела по территориальной подсудности.

5.   Копия постановления судьи Моргаушского районного суда Чувашской Республики Трихалкина С.В. от 24.05.2013 г. об отказе в удовлетворении ходатайства об отводе судьи и прокурора.

6.   Копия протокола судебного заседания от 24.05.2013 г.

 

Просмотров: 1151 Добавил: Антикоррупционер | Теги: коррупция, эдуард мочалов, моргауши, чувашия, Илья Иванов, экстремизм, Взятка, экстремистский материал, Суд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright Kozhevnikov © 2017
Вход
Гость

Сообщения:

Группа:
Гости
Время:18:11

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Календарь
«  Июнь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Мы в контакте
Интернет-партия
Интернет-партия России
Рекомендуем
Бузулукские новости
Шутки на бис
Социальная сеть жителей Сибири
Ирĕклĕ Сăмах
Добавить сайт в каталог 1000 ссылок робота 'Фривебычъ'
Медногорск_OFF
Медногорск_OFF чисто реальный взгляд
"ПРОСТО РОССИЯНЕ"
Движение "Просто Россияне"
Радио СВОБОДА
МК
Заголовки
Yandex новости
Тэги
Качество
раскрутка сайта в поисковиках, раскрутка сайта стоимость счётчик тиц и pr
Статистика
Анализ сайта онлайн
Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Используются технологии uCoz